Газета «Персона». Архив

21 мая 2024
Михаил Мурашко
министр здравоохранения РФ
Дата выпуска: 25 декабря 2021

Анатолий ФЕСЮН, и.о. директора ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр реабилитации и курор-тологии».

Дата публикации: 25.12.2021
Анатолий ФЕСЮН, и.о. директора ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр реабилитации и курор-тологии».

Родился 6 июля 1968 года в с. Березанка Черниговской области. Окончил Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова,. полковник медицинской службы. Д.м.н. Женат, двое детей. Хобби – природа и спорт.

– Анатолий Дмитриевич, оказывается, на территории вашего центра есть две действующие скважины?

– Первая скважина глубиной 370 м – это минеральная лечебно-столовая, гидрокарбонатно-натриево-магниевая вода. Известна была под трендом Московская минеральная вода и выпускалась до 1987 года Останкинским пищевым комбинатом, продавалась в аптеках. По лечебному эффекту была где-то на уровне, наверное, Ессентуки №4, применялась при желудочно-кишечных заболеваниях: гастриты, язвенная болезнь, колиты. Обладает репаративными свойствами, восстанавливает слизистую желудка. А также снижает уровень холестерина в крови. Но добывалась московская минеральная в очень небольших объемах, всего 11 куб в сутки. Поэтому, когда промышленность и город стал расти, стало неинтересно эту воду выпускать в промышленных масштабах. Но после 1987 года про эту воду забыли. А сейчас мы ее добычу восстанавливаем и используем воду в экспериментальном режиме.

– Она газированная?

– Нет, газируют же для того, чтобы вода дольше хранилась. Мы пока на такой уровень не вышли. Вода хранится у нас примерно месяц. Для удобства мы сейчас сделали питьевой автомат, как было в советское время, помните? Вот у нас сейчас при входе в институт слева, заходишь, нажал, пожалуйста, стаканчик водички минеральной выпил. Так же на 2-ом и на 7-ом этаже.

– Вы ее продаете через аптеки?

– Пока нет. Это очень сложно, потому что нужно получить ряд разрешительных документов, внести изменения в устав учреждения, чтобы от этого получать прибыль. Все не так просто. А потом дебет скважины – 11 кубов. Это не много, поэтому надо будет самим налаживать каналы реализации.

Мы недавно отмечали 100-летие института. И нашли сына Данилова Юрия Ефимовича, при котором эту скважину построили. Об этом в газете «Правда» тогда было несколько статей, например «Курорт на Калининском проспекте». Разговаривали с ним и он не знал, что у нас открылись эти источники. И он удивился, что мы восстановили скважину на Калининском проспекте.

Вторая скважина на глубине 1 км. (970-990 м). Это рапа, вода высокой минерализации. В ней соль достигает где-то примерно 128 гр. на 1 л. Йодобромная. Для понимания эффект лечебной соли наступает от 10 гр. на 1 литр. И если сравнить с морской водой в Черном море, то в ней 9 гр. соли на литр, в Израиле в Мертвом море 300 гр. соли на литр. Средиземноморская 40 гр. на литр. То есть у нас рапа высокой минерализации, ближе к Мертвому морю. Сейчас эта скважина также используется в экспериментальном режиме, мы оформили на нее лицензию.

Эта вода больше для наружного применения. При различных заболеваниях кожной системы, артритах, артрозах, при заболеваниях нервной системы, дорсопатии* у нас в бассейне с этими водами проводятся индивидуальные занятия. Люди принимают ванны. Она может разбавляться до определенной концентрации, чтобы вызвать какой-то определенный лечебный эффект.

*Дорсопатия (лат. dorsum «спина» + др.-греч. πάθος «болезнь») — группа заболеваний костно-мышечной системы и соединительной ткани, основным проявлением которых является боль не висцеральной этиологии, чаще в спине или шее, иногда с иррадиацией в туловище, голову или конечности.

Дебет скважины 220 кубов в сутки. Эта скважина может использоваться в бассейнах, солевых ваннах и так далее.

– То есть у нас в Москве есть почти Мертвое море?

– Совершенно верно.

– А как до него «докопались»? Откуда узнали?

– Скважина существует с 1968 года. Ее пробурили, а трубы и насос внутрь не вставили. А в конце 80-ых и просто так все забросили. Бальнеолечебница, которую планировалось устроить при институте, тоже была заброшена. Когда я пришел в институт работать, думал, что скважина работает, потому что новое здание уже было построено, но увидел километры труб в подвале и понял, что все нужно делать с ноля.

Питьевых скважин в Москве только одна, наша, больше нет нигде. А рапу добывают еще в санатории «Светлана» на Ярославском шоссе и в филиале №2 Государственного автономного учреждения «Московский научно-практический центр реабилитации и спортивной медицины» Департамента здравоохранения Москвы.

– Солевые ванны, наверное, платная услуга?

– Не всегда. Мы стараемся отойти от этого и некоторые вещи, те же ванны, по возможности предлагаем, в том числе и в рамках ОМС. Мы приравниваем эти ванны к обычному лечению пациента. Но если в ваннах применяется чистая концентрация рапы, то это платная услуга. А если концентрация пониже, разведение до 10 процентов, то по линии ОМС. Это все связано с высокой затратностью утилизации сильно минерализованной воды. Потому что такую соленую воду нельзя сбрасывать в городскую канализацию, ее надо разводить. Из-за этих дополнительных расходов такие ванны могут быть только платными. Но если ванна по количеству соли воссоздает воду, скажем средиземноморскую, то можно и по линии ОМС. А эффект, как вы побывали в Египте. Тоже неплохо.

– А если пациент хочет «побывать примерно на Мертвом море», то надо все-таки заплатить.

– Да.

- Расскажите о ВМП (высоко-технологичной медицинской помощи) на примере предоставляемых вашим центром услуг. Подробно, как оформляется, из какого бюджета по какой системе оплачивается? Возможно ли получение такой помощи пациентами за счет личных средств?

- Мы, могу сказать с гордостью, в 2020 году получили лицензию на оказание высокотехнологичной медицинской помощи. Пациент направляется в наш центр на нейрореабилитацию при соответствующих показаниях лечащим врачом и ответственными специалистами из регионального органа исполнительной власти в сфере здравоохранения???. Финансирование происходит из федерального фонда ОМС, то есть бесплатно для пациентов. При желании пациенты могут пройти тот же курс реабилитации ВМП за собственные средства. Среди оказываемых в рамках ВМП процедур особенно хотелось бы выделить такую уникальную процедуру, как *транскраниальная магнитная стимуляция (проводится локально, в зоне области, в которой произошло кровоизлияние).

*Транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС, англ. Transcranialmagnetic stimulation, TMS) — метод, позволяющий неинвазивно стимулировать кору головного мозга при помощи коротких магнитных импульсов.

С помощью тренажеров с биологической обратной связью пациенты тренируют свой вестибулярный аппарат, восстанавливают нарушенные двигательные функции, которые возникли в верхних и нижних конечностях. Используется и виртуальная реальность. В нашем центре данная технология представлена особым костюмом и специальными очками, которые человек надевает для возможности испытать весь спектр недоступных в обычной жизни ощущений. В нашем центре пациент в рамках оказания ВМП находится в течение 21 дня. За эти 3 недели мы можем наблюдать что люди, которых привозят на каталке, уходят на своих ногах. А в течение года они имеют право еще раз поступить к нам, в итоге показатель эффективности реабилитационных мероприятий составляет уже около 80-90 процентов.

– Я не знала, что виртуальную реальность используют в медицинских целях. Действительно, для мозга очень хорошая такая тренировка получается.

– Да.

– Что с Covid? Вы как-то участвовали?

– Да. Covid мимо нас не прошел. Когда наш министр собрал нас в апреле 2019 года и начал задавать простые вопросы, стало очевидно, что и в нашем центре необходима реанимация. Никто не говорил тогда о реабилитации, все думали о реанимации. У нас в центре такого отделения не было. Мы бросили все силы и открыли у себя отделение реанимации и интенсивной терапии. Потому что пациенты, даже уже перенесшие Covid, долгое время находятся в нестабильном состоянии, у них есть необходимость восстановления дыхания, кислород дополнительный и так далее, поэтому мы сделали отделение реанимации и интенсивной терапии на 6 коек. Получив лицензию, наш центр начал принимать таких пациентов. В первую очередь, это были серьезные тяжелые пациенты, у которых возникала угроза фиброза легких.

Мы разработали несколько вариантов программ медицинской реабилитации с процедурами лечебной физкультуры, физиотерапии. Организовали дистанционную реабилитацию Covid Rehab, когда инструктор дает рекомендации удаленно. Уже пролечили так более 3-х тысяч пациентов. Теперь в этом могут с помощью своего гаджета участвовать все, кому это показано, и более ему ничего не требуется, кроме стула, стола, коврика и инвентаря в виде палки

–А насколько можно реабилитироваться после заражением Covid? То есть последствия заболевания преодолимы или…

– Конечно, преодолимы. Даже для таких последствий, как аносмия (отсутствие обоняния), которое по опыту людей, перенесших Covid, достаточно долго не проходит, мы тоже разработали методику. На самом деле где-то происходил отек обонятельных нейронов, и нужно этот отек снять, чтобы из периферии в центр поступал импульс. Тут помогают методы физиотерапии, и бальнеотерапевтические орошения полости носа разведенной рапой, так как в этом случае концентрация должна быть минимальной.

И эти методики у нас сейчас прекрасно работают в кабинетах физиотерапии. Эти осложнения длятся полгода и больше. Но для лечения этих отсроченных осложнений требуются консультации инфекционистов и неврологов. А в первое время основное осложнение – это фиброз, который в основном проявляется отдышкой – с ним мы научились справляться сами.

– Сколько пациентов в год проходят через ваш центр?

– Наш центр, это не только Арбат, а еще и 7 филиалов. В Краснодарском крае в Геленджике (один), в Ставропольском (5 филиалов), и в Московской области в селе Юдино (один). Всего 2024 койки. Из них 1500 санаторно-курортные и более 540 это реабилитационные. А всего у нас в год проходят лечение более 30 тысяч пациентов - это очень хороший показатель по сравнению с тем, что несколько лет назад было 15-16 тысяч.

Мы занимаемся головными функциями по профилю «санаторно-курортное лечение». Поэтому объехав все 85 субъектов Российской Федерации, оказали организационно-методическую помощь, в том числе внедрение телемедицинских технологий.

Теперь пройдя такую онлайн консультацию, пациент, допустим, с Камчатского края может приехав на реабилитацию к нам, после реабилитационного курса получить санаторно-курортное лечение. Именно так мы удалось в два раза увеличить количество наших пациентов, в разы увеличив оборот коек. Сейчас у нас здесь на Арбате более 240 коек, а было только 99.

– И сколько из них оплачивается из фонда ОМС ?

– Видите ли, у нас два профиля – медицинская реабилитация и санаторно-курортное лечение. То есть у санаториев соотношение 50 на 50, а по реабилитации у нас платных только 10 процентов, остальные все идут в рамках ОМС.

Есть еще и научные исследования, которыми мы сейчас стали активно заниматься – это клинические апробации по таким темам, как постковидная реабилитация, остеопороз и сосудистые заболевания.

– Вы с новым министром давно знакомы?

– Когда Михаил Альбертович был главой Росздравнадзора это его ведомство не раз нас проверяло. Да и сейчас он про нас не забывает и нам много пациентов присылают на реабилитацию, а также ставят очень много задач по санаторно-курортному лечению, по его модернизации. Наверное, это первый министр, который посетил наш филиал в Юдино, в Одинцовском районе.

До недавнего времени министры туда не добирались, хотя там есть скважина с минеральной водой и рапой, но немного другой концентрации, чем в Москве. Вот только многое осталось с советского времени, в том числе мебель, но благодаря Михаилу Альбертовичу уже половину центра мы обновили.

– Сейчас в здравоохранении многое нацелено на цифровизацию, создание реестров, создание общей системы, в которой все централизованно упорядочено. Вас это как-то коснулось?

– Силами нашего центра ведется Государственный реестр курортного фонда Российской Федерации. Если сейчас в Яндексе набрать «санаторно-курортное лечение», то первое, что вы увидите – сайт этого реестра - kurort.minzdrav.gov.ru. И быстрым набором по расширенным параметрам тот курорт, который вам необходим, какая у него лечебная грязь, минеральная вода и так далее. На карте можно выбрать санаторий, посмотреть его, найти любые ответы на вопросы о санаторно-курортном лечении.

Когда мы начали эту работу, было 1300 санаториев в этой базе, а сейчас в ней 2090 здравниц. И это все медицинские организации, получившие лицензию по санаторно-курортному лечению. Мы их актуализировали, по присланным ими нам их данных.

Вот есть санаторий в Хабаровском крае или где-то в Еврейской автономной области, а никаких данных о нем нет, поэтому мы сейчас способствуем тому, чтобы это было доступно гражданам, и следующий этап, у нас такое пожелание, чтобы все-таки врач, который провел диспансеризацию, мог спокойно заполнить санаторно-курортную карту и привязать ее к Госуслугам. Чтобы пациент, в зависимости от того, хочет он ехать в санаторий платно, бесплатно или по госзаданию, смог оттуда ее загрузить и реализовать, Она действует полгода. И всем очень удобно.

Эти мысли у нас давно были, и спасибо Михаилу Альбертовичу, он нас в этом поддержал, и мы теперь очень хорошо развиваемся.

– А платить за него придется пациенту?

– Да, хотя эта услуга называется «санаторно-курортное лечение», но она не входит в ОМС. Поэтому мы подготовили необходимые изменения в законодательную базу. Может быть, депутаты новой Думы все-таки изменят статью о санаторно-курортном лечении, и оно войдет в ряды специализированной медицинской помощи. Тогда врач, проведя диспансеризацию или более глубокое медицинское обследование, и, обнаружив у пациента, к примеру, болезни органов дыхания, сможет прописать ему нужный курорт, сориентировавшись по сайту Государственного реестра курортного фонда РФ.

– Это ведь еще и профилактика, а не только реабилитация.

– Вторичная профилактика. Помните, раньше была в санаториях при заводах были такие санатории-профилактории для здоровых людей, а сейчас этого, увы, практически нет, хотя легче же предупредить, чем уже потом лечить.

Зато у нас есть Центр экспертизы природных лечебных ресурсов. Он занимается экспертизой минеральных вод и других природных лечебных ресурсов. Сегодня мы провели огромную законотворческую работу и пытаемся внести изменения в законы…

Также мы проводим научные исследования, готовим специалистов по лечебной физкультуре и физиотерапии. Появилась и новая специальность – врач физической реабилитационной медицины. Они проходят обучение на нашей базе в Юдино.

Приглашаем всех посетить наш научный медицинский исследовательский центр реабилитации и курортологии.

– Спасибо.

Вход на сайт