Газета «Персона». Архив

21 мая 2024
Михаил Мурашко
министр здравоохранения РФ
Дата выпуска: 25 декабря 2021

Александр Апазов, Президент АО «Фармимэкс», президент союза «Национальная Фармацевтическая Палата»

Дата публикации: 25.12.2021
Александр Апазов, Президент АО «Фармимэкс», президент союза «Национальная Фармацевтическая Палата»

Преемник Главного аптечного управления СССР, компания «Фармимэкс» более 70 лет представлена на российском и зарубежном фармацевтических рынках. В активе компании 11 филиалов, 4 дочерних предприятия, 2 региональных торговых представительства, мощная аптечная сеть в 83 субъектах РФ, насчитывающая свыше двухсот аптечных организаций, и завод по производству препаратов крови, в том числе и уникальных для лечения рака.

Группа компаний «Фармимэкс» входит в тройку крупнейших фармацевтических дистрибьюторов на рынке государственных закупок с оборотом более 70 млрд рублей в год.

Компания активно участвует в государственной программе по обеспечению льготников бесплатными лекарственными препаратами. Доля в поставках по этой программе – около 10 процентов, что позволяет обеспечить необходимыми лекарственными средствами граждан льготной категории в 17 субъектах РФ.

– Александр Дмитриевич, как Вы, будучи руководителем крупного фармацевтического предприятия, а иногда и пациентом, оцениваете деятельность Министерства здравоохранения?

– Положительно. Очевидно, что главным испытанием для пришедшего в начале 2020 года на пост министра здравоохранения Михаила Альбертовича стала пандемия Covid-19. Но Минздрав сработал очень эффективно, в том числе благодаря тому, что новое руководство молодое и может работать круглосуточно. Насколько мне известно, они так и работают. Коронавирус не был изучен, и приходилось идти опытным путем. Поэтому и методы лечения, и препараты пересматривались и, соответственно, происходила переориентация медицинской промышленности и лечебных заведений. За счет мобильности мышления новой команды правительства у нас неплохие результаты. Это дало нам возможность опередить Запад и в разработке вакцины, хотя и предпринимаются попытки ее необоснованной критики – мол, она недостаточно исследована.

Заметно повышается престиж медицинских работников. Благодаря личному участию нового министра решением правительства введен День фармацевтического работника. До его вмешательства этим вопросом без результатов занимались около 10 лет.

А перевести классификацию аптек из организаций торговли в учреждения здравоохранения мы просили даже больше 10 лет. Но только при содействии Мурашко вопрос включения аптек в Единую номенклатуру учреждений здравоохранения сдвинулся с мертвой точки, и в ближайшее время будут рассмотрены предложения о необходимости изменений в законодательстве.

Как руководитель предприятия, работающего на обеспечение государственных нужд, я замечаю, что намного эффективнее стала работа правительства. Сегодня очевидно стремление государственного аппарата получить положительный результат своей работы.

А нашему министру удалось наладить бесперебойное обеспечение лекарствами во время Covid-19, и это потребовало новых медицинских средств. Поэтому была оперативно упрощена регистрация медицинских изделий и лекарств.

Кроме того, Минздрав ввел риск-ориентированные программы. Огромным вкладом в обеспечение безопасности здоровья наших граждан считаю создание лабораторий по всем округам. А к 2024 году планируется организовать современную лабораторную диагностику в каждом городе.

Повысилась доступность и качество лекарственных средств, в первую очередь инновационных онкологических таргетных перпаратов и многих лекарств для лечения орфанных (редких) заболеваний.

Еще когда Михаил Альбертович возглавлял Росздравнадзор, были внедрены системный подход к качеству лекарственных препаратов и система маркировки лекарственных средств, оптимизирована контрольно-надзорная деятельность, а также были систематизированы обязательные требования.

– Как отразилось введение маркировки лекарственных средств на производстве и реализации медикаментов? Повлияло ли это в целом на качество и на лечение больных?

– Считаю, что была введена просто революционная система борьбы с коррупцией, контрафактными и фальцифицированными лекарственными препаратами.

Прежде всего, это личный вклад Мурашко как организатора здравоохранения. Ему пришлось преодолеть сопротивление многих субъектов фармрынка при внедрении этой системы.

Безусловно, это дополнительная нагрузка на все лекарственное обеспечение, но имеющиеся сегодня результаты говорят, что это было сделано не напрасно.

Фальсификация – это преступление, спланированное не одним человеком и даже не одной организацией, а преступной группировкой, потому что фальсификат надо еще и реализовать. Система маркировки лекарств позволяет бороться с этим более эффективно. Наша группа компаний в последние годы уделяла большое внимание вопросу внедрения маркировки, сериализации и мониторинга лекарственных средств, так как в нашем портфеле много препаратов, входящих в программу ВЗН (высокозатратных нозологий). Наиболее сложно было запустить программно-аппаратный комплекс, предназначенный для настройки оборудования по нанесению маркировки. А главное, обучить работающий на нем персонал. Но зато сейчас мы видим результат.

– Как работается с Минздравом в режиме пандемии?

– Мы связь с Министерством здравоохранения никогда не теряли, прежде всего, по общественной линии, так как я являюсь президентом союза «Национальная фармацевтическая палата» и многие вопросы, касающиеся работы аптечной службы, мы согласовываем и совместно решаем актуальные задачи. Многое приходится оперативно решать и с региональным здравоохранением. Иногда помогаем им с переброской определенных препаратов, потому что у нас на всех этапах складирования и транспортировки обеспечивается на высоком уровне установленный для препаратов валидированный холодовый режим. Все оперативно решаем и всегда на связи, но в рамках закона № 144-ФЗ.

– Как сегодня развивается «Фармимэкс», какие проекты реализуются совместно с Минздравом? Что делается для обеспечения государственных нужд?

– Вы знаете, что в сентябре 2018 года в Минпромторге РФ был подписан специальный инвестиционный контракт (СПИК) в целях создания в Скопинском районе Рязанской области завода полного цикла по производству биофармацевтических препаратов, субстанций и препаратов из плазмы крови человека, в который было вложено 5,3 млрд рублей.

Теперь этот район становится одной из основных площадок для производства фармацевтической продукции в Рязанской области, потому что 4 октября 2021 года на площадке ежегодного форума «Биотехмед» в Геленджике был подписан уже следующий специальный инвестиционный контракт между Минпромторгом, администрацией Рязанской области и компанией «Скопинфарм». В церемонии подписания участвовали губернатор Николай Любимов, министр промышленности и торговли России Денис Мантуров и генеральный директор ООО «Скопинфарм» Инга Нижарадзе.

Данный специнвестконтракт с ООО «Скопинфарм» стал первым контрактом в России, подписанным в формате СПИК 2.0 (Государством был усовершенствован механизм СПИК, в частности, исключен входной порог по минимальному объему инвестиций, срок действия СПИК повышен с 10 лет до 20 лет, введен конкурсный отбор. Для инициирования заключения СПИК 2.0 необходимо наличие современной технологии. – Прим.ред.).

Реализация контракта позволит создать на территории региона производство более шести видов самых современных онкологических препаратов, защищенных патентом, которые ранее не выпускались в России. Указанные проекты также поддержаны Министерством здравоохранения РФ.

СПИК 2.0 позволит постоянно наращивать объемы производства лекарственных средств. Сегодня в России с учетом пандемии на развитие фармацевтической промышленности обращается серьезное внимание, например, если в 2019 году в производство инновационных лекарств на «Скопинфарме» было вложено 4,7 млрд руб., то в 2020 году уже 9,3 млрд руб., а в 2021 году ожидаемые объемы составили около 15 млрд руб.

– Такие огромные средства направляются на создание производств препаратов на основе плазмы крови, которые применяются для лечения орфанных заболеваний. А сколько больных, в них нуждающихся? Это же редкие заболевания.

– В настоящее время у нас в стране не больше 10 тысяч больных гемофилией, болезнью Виллебранда, что делает их редкими, орфанными заболеваниями.

Создавая новые производства, мы сохраняем жизни этих больных. К тому же производить отечественные лекарства существенно дешевле, чем закупать импортные.

Кроме развития производственной базы, мы сейчас озабочены привлечением внимания общественности к орфанным заболеваниям. Они встречаются редко, поэтому они мало исследованы. Изучение этих болезней не входит в обязательную программу медицинских вузов, и, как следствие, экспертов с такой специализацией крайне мало. В разных странах государство финансирует от 10 до 60 процентов стоимости лечения орфанных заболеваний. Однако диагностика и методы лечения редких заболеваний требуют глубоких исследований, а стоимость лекарств, оперативного вмешательства, терапии и паллиативной помощи крайне высока.

С целью поддержки пациентов из этой группы заболеваний мы приняли участие в информационной кампании «Редкое искусство помогать», объединяющей благотворителей, бизнес и медиа. Кампания носит просветительский характер и призвана рассказать обществу о трудностях лечения редких заболеваний, а также об особенных потребностях пациентов. Важно широко освещать данную проблематику, пробовать разные форматы взаимодействия с общественностью: пресс-конференции, благотворительные концерты...

В основу креативной концепции кампании «Редкое искусство помогать» легло сравнение стоимости произведений искусства и помощи «редким» больным: «Может ли лечение стоить, как мировой шедевр?» В проекте используется оцифрованная версия картины Густава Климта «Поцелуй», предоставленная галереей Бельведер (Вена, Австрия).

В общественном сознании цены на мировые шедевры оправданы их ценностью, при этом зачастую стоимость лечения редких заболеваний вызывает вопросы. Между тем, помощь таким людям и есть настоящее искусство. А лечение и лекарства – шедевры науки, которые могут спасти тысячи жизней.

В проекте принимают участие фонды: «Дети-бабочки», «Подсолнух», «Хрупкие люди», «Дом с маяком», Фонд борьбы с лейкемией, «МойМио», «Семьи СМА», «География добра», «Живи сейчас».

Кроме того, в кампании «Редкое искусство помогать» принимают участие социально ответственные бренды и лидеры общественного мнения. Коммуникационное ядро проекта – его официальный сайт rare-art.ru, где можно узнать больше о проблеме орфанных заболеваний, ознакомиться с информацией о фондах-партнерах, перейти на официальный сайт каждого фонда и сделать пожертвование. Все вырученные таким образом средства будут направлены на оказание бесплатной лекарственной помощи больным людям.

Надеюсь, что наши совместные усилия, реализовавшись в проекте «Редкое искусство помогать», вдохновят общество на добрые дела и придадут людям сил и энергии для проявления человеколюбия. Как произведения искусства призваны будить в людях прекрасные чувства, так и эта кампания поможет многим открыть в себе лучшие качества, а больным людям – веру в жизнь и добро.

Вход на сайт