Информационно-публицистическая газета

Газета «Персона». Архив

30 июня 2022
Владимир ПУТИН. Результаты 3-го срока.
Дата выпуска: 25 февраля 2018

Александр Апазов про новые отечественные лекарства

Дата публикации: 28.02.2018
Александр Апазов про новые отечественные лекарства

Александр Апазов
Президент ПАО «Фармимэкс», Президент Национальной Фармацевтической Палаты.

ПАО «Фармимэкс» является правопреемником Главного аптечного управления Минздрава СССР, а затем и России. Предприятие представлено на российском и зарубежном фармацевтических рынках уже более 70 лет.
Основное направление деятельности: закупки и оптовые поставки лекарственных средств, субстанций, продукции медицинского назначения, лечебной косметики и сопутствующих товаров; производство лекарственных средств и их регистрация.

– Александр Дмитриевич, Ваше публичное акционерное общество «Фармимэкс» является не только крупнейшим поставщиком лекарственных средств и изделий медицинского назначения, но и уже почти 5 лет на заводе «Скопинфарм» в Рязанской области совместно с иностранными партнерами производит уникальные для России препараты.

– Это предприятие – одна из первых ласточек импортозамещения в российской фармацевтической промышленности по плазматическим препаратам крови. И хотя производств массовых лекарств в России достаточно много, «Скопинфарм» – своего рода уникальное предприятие, так как производит орфанные препараты, которые необходимы для лечения редких заболеваний, например, гемофилии.
Создавая это производство, мы отреагировали на потребности общества и откликнулись на призывы Президента РФ о производстве в России высокотехнологичной конкурентноспособной продукции.
– А что на государственном уровне в период третьего срока президентства Владимира Путина было сделано для фармацевтической отрасли?
– В 2017 году государством было выделено более 15 млрд рублей на лечение орфанных, то есть очень редких, заболеваний. В результате льготные категории граждан с такими заболеваниями получили лекарства и лечение, которые им были не по карману. В настоящее время в реестре числится 16 000 таких больных, и число их растет. Тратить на эти нужды необходимо больше, поэтому данную практику нужно сохранить и приумножить. 
Чтобы полностью решить проблему, необходимо снять обязанность по финансированию лечения пациентов с орфанными заболеваниями с региональных бюджетов и перенести ее на федеральный уровень хотя бы частично.
Это понимают и в правительстве, так как в конце прошлого года при обсуждении проекта федерального бюджета в Совете Федерации министр финансов Антон Силуанов сообщил о том, что Министерство финансов прорабатывает вопрос о передаче закупок препаратов для лечения орфанных заболеваний с регионального на федеральный уровень в 2019 году. Это очень правильная тенденция.

– А что делается для стимулирования производства таких препаратов?

– Президент и правительство России не только декларируют необходимость развития собственного производства лекарств в стране, но и обеспечивают для этого необходимые условия.
Например, был создан такой инструмент, как Специальный инвестиционный контракт (СПИК) – соглашение между инвестором и Российской Федерацией или ее субъектом, в котором фиксируются обязательства инвестора освоить производство промышленной продукции в предусмотренный срок, а государство гарантирует стабильность налоговых и регуляторных условий и предоставляет меры стимулирования и поддержки. Срок действия СПИК равен сроку выхода проекта на операционную прибыль плюс 5 лет, но не более 10 лет.
Воспользовавшись данным инструментом, ПАО «Фармимэкс» совместно с швейцарской компанией «Октафарма» в этом году начинает создание и освоение производства полного цикла биофармацевтических препаратов, субстанций и препаратов из плазмы крови человека мощностью 600 тыс. литров плазмы в год. А также наш «Фармимэкс» будет модернизировать станции переливания крови в нескольких регионах и строить специальное плазмохранилище – холодильник с температурой -70 градусов в селе Успенское Рязанской области. Общий объем инвестиций – 7,43 млрд рублей.
Будем по современным технологиям и международным стандартам качества производить разные лекарства, в том числе препараты, не имеющие аналогов, такие как факторы крови и факторы Виллебранда, альбумины и иммуноглобулины.
Пока же Россия отстает в производстве иммуноглобулинов – потребности нашего здравоохранения покрываются только на 10–15 процентов. А ведь альбумины и иммуноглобулины применяются в сложных, скоропомощных ситуациях, в реанимации именно для того, чтобы вывести человека из критического состояния, дать поддержку организму.
Остальные 90 процентов приходится закупать  за рубежом. Поэтому создаваемое нами производство – насущная потребность для страны и экономически выгодное предприятие для нас и наших партнеров.
Благодаря этому проекту Россия получит новые современные технологии и возможность экспорта препаратов крови, а иностранная компания «Октафарма» сохранит доступ на наш рынок и возможность сбыта большей части продукции.
В рамках проекта будет создано более 250 новых рабочих мест. Прогнозные платежи в бюджет в виде НДФЛ и во внебюджетные фонды, а также социальные отчисления составят более 100 млн рублей ежегодно.
После окончания периода льготного налогового режима (после 2025 года) сумма налоговых платежей в бюджеты всех уровней составит около 500 млн рублей ежегодно. А общий бюджетный эффект – более 3 млрд рублей.

– Как Вы оцениваете влияние специальных инвестиционных контрактов на экономику России в будущем?

– СПИК – это ключевой механизм для экономики. Самая разумная модель привлечения финансов в Россию, потому что она гарантирует инвестору выход на рынок, а стране – получение отечественного инновационного продукта, что выгодно и производителям, и дистрибьюторам, и конечным потребителям уже потому, что стоимость производства отечественных препаратов, как правило, приблизительно на 15 процентов ниже зарубежных.
Кроме продажи на российском рынке мы сможем не менее 5 процентов препаратов направлять на экспорт. Одновременно введение СПИК позволит решить постоянно обсуждаемую проблему единого поставщика. В данном случае допуск на рынок могут иметь несколько компаний, инвестирующих средства в создание инновационных лекарств, в отличие от решения в пользу одной компании, когда нарушаются принципы конкуренции с нанесением ущерба государству.

– Каких шагов еще ждете от правительства?

– Учитывая международный опыт, полагаю, что необходимо переводить сбор плазмы для фракционирования на станциях по переливанию крови на коммерческую основу, чтобы студенты, пенсионеры могли получать достойное вознаграждение за сдачу крови. Это стало бы не только социальной поддержкой, но и хорошим стимулом, а также положительно сказалось бы на национальной безопасности страны.

– Ваша компания участвует в помощи онкологическим больным в связи с объявлением Минздравом года онкологии?

– «Фармимэкс» планомерно развивает сотрудничество  c лидерами фармацевтической индустрии. Например, с компанией «Новартис» мы взаимодействуем, поддерживая стратегические проекты в первую очередь в области лечения онкологических заболеваний, которые обозначены президентом и правительством как приоритетные.
Так, в рамках программы по развитию фармацевтической промышленности на период до 2020 года на заводе «Скопинфарм» будет размещено производство высокотехнологичных, инновационных препаратов для лечения онкологических и онкогематологических заболеваний. Кроме того, в 2017 году «Фармимэкс» и «Новартис» запустили в нескольких российских регионах пилотные проекты по софинансированию лекарственного обеспечения, что позволит в значительной степени расширить доступ онкологических пациентов к инновационной терапии и поможет большему количеству пациентов.

– У «Фармимэкса» большая сеть собственных аптек. Как Вы относитесь к попыткам отменить запрет на торговлю лекарствами через интернет?

– Считаю законодательное ограничение интернет-торговли лекарствами правильным, взвешенным и очень ответственным шагом, так как ни интернет-магазин, ни даже аптечный киоск при дистанционной торговле не смогут гарантировать покупателю должное информирование, соблюдение условий хранения, доставки и подлинность лекарственных препаратов. А это безопасность людей!
По тем же причинам необходимо еще и запретить торговлю без получения лицензии в супермаркетах.
Более чем 50-летний опыт моей работы говорит о том, что аптеки нельзя рассматривать как торговые организации. У них принципиально другая деятельность, а именно – «фармацевтическая», которая прежде всего обеспечивает лечебный процесс лекарственными средствами по рецептам врачей. И она регламентируется специальным законодательством и нормативными документами.
От транспортировки, хранения и отпуска лекарств зависят их качество, эффективность действия и безопасность применения.

– Но сейчас аптеки руководствуются торговым законодательством...

– И такое регулирование не совсем понятно, поскольку главным регулятором аптечной системы выступает Минздрав, и любая аптечная деятельность, включая аптечные склады, подлежит лицензированию.
Наряду с фармацевтической деятельностью аптечные организации выполняют торговую функцию. В коде вида экономической деятельности по классификации ОКВЭДа аптеки осуществляют деятельность по коду «Торговля розничная лекарственными средствами в специализированных магазинах (аптеках)». То, что слово «аптеки» взято в скобки, очень характерно для нашего современного законодательства. Есть продмаги, есть магазины хозтоваров, есть аптеки. Все они отнесены законодателями и нормотворцами к торговым организациям, только продают разные виды товаров.

– То есть аптечные точки в торговых центрах могут нанести ущерб здоровью населения?

– Да, больной человек рискует получить там недобросовестную и неквалифицированную лекарственную помощь, и в определенных случаях она обойдется ему дороже, так как там может быть много отклонений от норм, поскольку их тяжелее контролировать.

– А с чем, на Ваш взгляд, связан такой острый интерес торговых сетей к аптечной деятельности?

– С тем, что в аптечной сети наценка может составлять до 10 в оптовом и до 15 процентов в розничном секторе. В продовольственной торговле, к примеру, эта доходность 1,5–2 процента, и живет она за счет оборота.
Вот сетевики и считают, что они в аптечной сфере смогут и жить с оборота, и получать доходность минимум в пять раз больше. Но они либо не понимают, что в аптеках очень большая расходная часть, либо считают, что незаконными способами смогут сократить свои расходы.
Поэтому нельзя допустить, чтобы в стране было два типа аптечных учреждений: лицензированные и нелицензированные. Если будут признаны легальными аптеки, не имеющие лицензий, то все уйдут в эту категорию. Начнут сокращать площади, увольнять профессиональных фармацевтов и провизоров – их заменят продавцы без образования, и такого удара здравоохранение не переживет.
Задача медицинского, аптечного и общественного сообществ — не допустить появления нелицензированных аптек, иначе будут подорваны фундаментальные основы здравоохранения страны. 

Вход на сайт