Информационно-публицистическая газета

Газета «Персона»

21 Сентября 2017
Наталья Сергунина
руководитель экономического блока правительства Москвы
Дата выпуска: 5 Апреля 2016

Наталья СЕРГУНИНА. Персональное интервью

Дата публикации: 10.03.2016
 Наталья СЕРГУНИНА. Персональное интервью

Родилась 22 августа 1978 года в Москве. Окончила Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова по специальности «Юриспруденция». С 2000-го по 2004 год работала в Минимуществе России в должности консультанта, советника, заместителя начальника отдела в Департаменте правового обеспечения. Затем продолжила трудовую деятельность в Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом заместителем начальника Управления, начальником Управления недвижимого и движимого имущества. Приказом Министерства экономического развития 22 августа 2008 года назначена заместителем руководителя Федерального агентства по управлению госимуществом. Указом мэра Москвы 26 октября 2010 года Наталья Сергунина назначена заместителем мэра Москвы в правительстве города и руководителем Департамента имущества Москвы. 6 декабря 2011 года назначена на должность заместителя мэра Москвы по вопросам имущественно-земельных отношений. 17 сентября 2013 года назначена заместителем мэра Москвы в правительстве Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений.

– Наталья Алексеевна, что Вас вдохновляет на работу с такой, как у Вас, нагрузкой?

– Сложно ответить. Я привыкла к вопросам «Что Вы любите читать, смотреть, слушать?..» А если о работе, то меня вдохновляет возможность повышать свой профессионализм. Для меня работать над собой – это стимул двигаться вперед. И когда я вижу настоящих профессионалов, мне хочется за ними тянуться и тянуться.

– Что Вы считаете своим профессиональным преимуществом? Ваш секрет успеха?

– Наверное, не думать об успехах, а делать то, что нужно. Жизнь все равно расставит все по своим местам.

– А какой самый рискованный или экстремальный поступок был в Вашей жизни?

– Переход сюда. На самом деле, жила я и горя не знала. (Смеется.) 

– Кем Вы мечтали стать в детстве?

– Юристом. И получала образование исходя из своих желаний. Их сформировало, возможно, то, в какой семье я воспитывалась. У меня папа юрист, многие родственники – юристы: судьи, прокуроры, адвокаты. Для меня эта стезя была понятна, и я поступала в университет осознанно.
Когда пришла в Росимущество, в правовой департамент, планировала там работать именно как юрист. Потом уже все переформатировалось в иную деятельность, которая шире юридической. Но базовое образование позволяет мне во многих случаях выходить из сложных ситуаций.

– С точки зрения детской мечты Вы реализовались?

– Нет.

– Не хватает судов, адвокатуры?

– Я воспитывалась на советских фильмах, где были расследования, поиски истины. Наверное, и у меня в мечтах были такие же проекты.

– А вместо расследований – управленческая деятельность.

– Да, сейчас – скорее  чиновничья работа: координация, структурирование... 

– Приходится через себя переступать или это соответствует Вашей натуре?

– Соответствует, иначе не работала бы здесь. Детские мечты имеют свойство видоизменяться со временем, теперь я уже не мечтаю быть адвокатом. Но и загадывать не буду, все может быть, все в нашей жизни меняется. Сегодня – здесь, завтра – в другом месте, но то, чем я сейчас занимаюсь, для меня крайне интересно. Это дает колоссальный опыт в разнообразных отраслях. Смеемся на планерке, что утро начинается с кладбищ, днем – торги, а на ночь глядя говорим о приватизации.

– Когда Вы отдыхаете? Времени свободного совсем нет?

– Да уж, соскучиться из-за однообразия не получится.

– С чего начинается и чем заканчивается Ваш рабочий день?

– Начинается он с того, что я отвожу ребенка в школу, а к восьми – уже сюда.

– А заканчиваете?

– Как получится. Иногда в семь, чаще всего – в восемь-девять вечера.

– Вы сами отвозите ребенка в школу?

– Мой же ребенок! Меня с должности мамы еще никто не увольнял. (Смеется.)

– Слышала, что Вы инспектируете выставки и ярмарки перед открытием вместе с дочкой.

– Это не специально. Просто ярмарки проходят в те дни, когда у школьников каникулы. Появляется возможность больше времени проводить вместе и заодно увидеть, как наши проекты воспринимаются со стороны. Дети же непосредственные и не стесняются говорить правду – скучно или нет, нравится или не очень. 

– Может быть, мы с фотографом сходили бы с Вами на такую инспекцию?

– Надо подумать. Если честно, я не любитель фотографироваться ни на работе, ни дома.

– Как прошли рождественские ярмарки?

– Не успели они открыться, как уже было не протолкнуться. Причем и в позднее время люди гуляли, фотографировались. Не знаю, сколько среди них москвичей, сколько гостей столицы, но для городской экономики и то, и другое – в кассу.

– В этом году много положительных отзывов. С каждым годом Рождество в Москве все красивее. 

– Мы стараемся. Какие-то идеи позаимствованы из поездок. Не стесняемся использовать успешный опыт и приглашать специалистов из других городов и стран. Но это результат деятельности не одного человека или департамента, а целой команды увлеченных людей, которые живут этим. Некоторые из них раньше не имели отношения ни к чему подобному, но погрузились в эту работу и увлеклись ею. Каждый раз для них – определенный вызов: как сделать программу еще интересней.
И в большинстве случаев это делается на внебюджетные деньги. В процессе участвуют не только чиновники, но и предприниматели, художники, дизайнеры, которые работают с нами по отдельным проектам: по оформлению площадок, рекламе, сайту. Каждый генерирует идеи, а потом мы вместе обсуждаем возможность их реализации. Подбирается разнородный, творческий коллектив.

– Вы тоже что-то привносите? 

– Конечно. Видели световой туннель на Тверском бульваре? Его я предложила своим коллегам, увидев нечто похожее, только из цветов, в Instagram. Это была цветочная композиция в Малайзии. В Японии применяют ту же идею, но с использованием световых эффектов. Количество фотографий ясно показывало, что людям это интересно. Поэтому решили сделать свой вариант.

– Вы еще и в социальные сети успеваете заглянуть?

– Да, и пример, который я только что привела, – единственное, для чего они, с моей точки зрения, нужны.

– Туда теперь многие газеты и журналы ушли. А оставшаяся печатная пресса волнуется, где она теперь будет продаваться, если киоски уберут с улиц города.

– Не думаю, что это правильная формулировка, их не убирают, они меняют свою дислокацию, размещаясь там, где они действительно востребованы и не создают помех пассажиропотоку. Наша задача – сделать схему размещения торговых объектов удобной для жителей. Более того, мы всегда пытаемся донести главное: ни одна схема не является догмой. Если увидим, что есть потребность, увеличим количество газетных киосков. Будем исходить из того, насколько этот рынок востребован. 
Другой важный момент – киоски должны быть не только комфортными с точки зрения реализации продукции, но и вписываться в городскую среду. Затраты на обновление киосков мы не стали возлагать на предпринимателей – город взял их на себя, предварительно обсудив с бизнесом, как их обустроить внутри, какое нужно оборудование. И мы вместе учимся на своих ошибках: проанализировав опыт эксплуатации первых объектов, для следующей партии решили уточнить техническое задание.

– Ваше любимое место в Москве, любимый театр, фильм, книга?

– Очень люблю Воробьевы горы. Так сложилось, что когда вернулась в Москву из путешествий по разным регионам с родителями-военными, продолжила там заниматься горными лыжами, которые полюбила на Дальнем Востоке. Люблю гулять по  Воробьевым горам. А теперь, после их благоустройства, там можно получить максимум удовольствия. Люблю парки «Сокольники» и «Измайловский» или просто пройтись по улицам, это зависит от настроения. Интерес к театру зависит от спектакля.

– Успеваете книги читать?

– Стараюсь. Фантастику, исторические романы. Не могу сказать, что у меня есть любимые авторы или книги, все зависит от настроения. Иногда хочется отключить голову, тут помогает музыка, а книги – дистанцироваться от суеты. Какие-то из них даже перечитываю. Мне подарили историческую книгу о торговле конца XIX – начала XX века. Оказывается, уже тогда пытались запретить курение в кабаках. Интересно было узнать о том, как 100 лет назад проверяли качество мяса. Много полезного применительно к моей работе нахожу в таких книгах.

– Любимый гаджет?

– Это зло, которым, впрочем, я пользуюсь, как и все. (Смеется.) Не могу отказать себе в планшете, это уже неотъемлемая часть жизни. Пользуюсь им в работе, читаю, могу и фильм посмотреть в процессе вынужденного ожидания. Для меня чем меньше в гаджете кнопок, тем удобнее им пользоваться. Знаете, я из тех, кто позированию для «селфи» теплым весенним вечером предпочитает прогулку в парке с дочерью и друзьями или поход в музей.

– Наша редакция арендует помещение у Москомимущества. Недавно нам пришло письмо и, оказывается, не только нам...

– Об изменении рыночной стоимости?

– Нет, производственно-коммерческая дирекция пишет, что арендные платежи возрастут в 30 раз…

– Кто послал? Это не наша дирекция, это жулики! Заявите в полицию. А копию письма я отдам в Москомимущество.

– Видите, какие коварные: либо выкупайте помещение, либо они нам «помогут» и купят наше право аренды.

– Это мошенники, которые зарабатывают деньги на доверии людей. Говорят, что все будет плохо, поэтому помещение нужно отдать им. А людям часто проще поверить в плохое, нежели пойти и выяснить, как на самом деле.

– Все не так ужасно?

– Совсем не ужасно. Всегда есть возможность диалога по всем вопросам. Происходят разные процессы. В том числе меняется ставка рыночной стоимости. Мы обязаны реагировать на рынок, а льготу можем предоставить только определенным категориям, которые поддерживаем. Это образование, медицина, профсоюзные, религиозные организации.

– А редакции газет?

– Для них предусмотрена не льготная ставка арендной платы, а субсидия Департамента СМИ и рекламы. Она помогает покрыть издержки по арендной плате. А кому-то выгодно выкупить площади. Например, если планируются ремонтные работы, которые потом при выкупе можно зачесть в стоимость помещения. Просто нужно определить экономическую целесообразность своих действий.
Тем более что сегодня Правительство Москвы предоставляет пятилетнюю рассрочку платежей на выкуп помещений. И она фактически беспроцентная. Если у человека успешно и на благо населения развивается бизнес в принадлежащем городу помещении, допустим ресторан, никто его не закроет. Если дело не ладится, то он закроет его сам. Для каждого предпринимателя должно быть свое решение исходя из юридической позиции, экономических ситуации и возможностей.
Объем площадей, сдаваемых городом в аренду, – всего лишь несколько процентов в общем обороте. И большинство арендаторов существуют без наших льгот и наших помещений.
При этом часто приходится слышать жалобы, мол, у нас повысилась арендная плата в сто раз. Спрашиваю, сколько было? Один рубль? А стало сто. Конечно повысилась. Но на рынке аналогичное помещение стоит 10 тысяч. Так почему мы должны давать поддержку, скажем,  химчистке, если на рынке полно таких же и они функционируют на коммерческих площадях и платят за них по рыночной цене. Да еще и прибыль получают. Все познается в сравнении.

– Наталья Алексеевна, как идет продажа таких исторических объектов, как ЦУМ, «Метрополь»? Нет опасений, что будет утрачен тот старый дух, которым ценны эти объекты? Продаете с выгодой для города или на грани рентабельности?

– Чаще всего они приносят городу убытки. Например, когда продавали гостиницы, казна от этого какой-то значительной прибыли не получила. В основном решения о продаже принимаются, чтобы этими объектами качественно управляли. Несколько лет назад инвестор выкупил «Националь» и превратил здание в настоящий центр притяжения. Там открылись хорошо оформленные, уже ставшие популярными рестораны. Что тут скажешь – собственник относится к своим объектам и управляет ими совсем иначе, чем государство. 
При этом, передавая исторические здания в частные руки, город не снимает с себя функции контроля и надзора за соблюдением законодательства в сфере культурного наследия. 
Если будут какие-то вопросы, связанные с его нарушением, мы примем меры. Поэтому тот старый дух никуда не денется. Более того, собственники «Националя» видят в нем свою «фишку», они его пестуют, расценивая как возможность дополнительного привлечения туристов и заработка. Благодаря тому, что за дверную ручку когда-то подержался некий исторический персонаж, стоимость номера увеличивается. 
И рестораны у них должны быть качественными, модными, современными. Вот в «Доктор Живаго» на первом этаже «Националя» даже на завтрак можно попасть только по записи.
То есть мы получили деньги в бюджет и собственника, который рачительно относится к культурному наследию, вкладывается в объект и, главное, в его реставрацию. 

- Наталья Алексеевна, как сказался кризис на аренде помещений в Москве?

– Очень много сейчас разговоров о том, что площади в городе пустуют, предприниматели убегают. Мы специально провели анализ по всем центральным улицам. Всегда есть какой-то объем помещений и арендаторов, которые находятся в поиске: кто-то выехал, кто-то въехал. Если взять ту же Тверскую улицу, то на ней, на первых этажах, предназначенных для аренды, свободных площадей нет. Это высокий показатель.

– Вы являетесь председателем совета директоров ВДНХ. С какими трудностями Вы столкнулись при реконструкции выставки? Какова судьба павильонов, которые принадлежали регионам и другим государствам?

– Проблем много. И практически каждый день возникают новые. В ВДНХ давно никто не вкладывал никаких денег, так что ж удивляться, что вся инфраструктура фактически исчерпала себя, требует ремонта и значительных финансовых вложений, не говоря о павильонах, которые только вводятся в эксплуатацию, особенно такие энергозатратные, как океанариум. Достаточно сложно обеспечить всех теплом и светом в требуемом объеме. Вот «ковырнули» фонтаны и выяснилось: чтобы они работали, их надо реставрировать.
Обветшалость многих объектов и инженерных сетей просто катастрофическая. Например, один объект взяли в аренду для организации ресторана, так как он не является объектом культурного наследия, и приступили к ремонту. Но, когда вскрыли пол, выяснилось, что фундамента нет и кроме крыс там вообще ничего нет. Начали стенку красить, а она кусками отваливается. Но, несмотря на такие трудности, очень многие проекты, в частности Кремлевская школа верховой езды, начали свое развитие.

– В бывшем павильоне коневодства?

– На ВДНХ есть обводные круги, маленький и большой, на которых уже показывали представления, но для того, чтобы это работало на постоянной основе, необходимо реставрировать конюшни. Здесь надеемся на инвесторов.
Росатом закончил проектирование и выходит на этап строительства, Роскосмос тоже скоро подключится.
Требуют замены устаревшие аттракционы. Те, кто их эксплуатирует, практически не вкладывают в них деньги, только зарабатывают. Мы нашли частных инвесторов, которые взялись за восстановление. Например, в павильоне, где был птичник, они делают профессиональный тир.
Российская Федерация финансирует создание Музея кино в павильоне мелиорации, Музея Востока в социальной зоне, Военно-историческое общество делает свой центр в бывшем павильоне Узбекистана.
В общем, проектов много, все они востребованы, и в большинстве случаев мы уже вышли с проектирования на реальную работу на объекте. По количеству выставочных площадей ВДНХ станет, по сути, музейным городом. Фактически, если сложить все музеи Бульварного кольца, получится тот объем, который будет на ВДНХ.

– Наталья Алексеевна, на Ваш взгляд, ВДНХ сегодня отвечает тем задачам, ради которых она строилась в советские годы?

– ВДНХ сегодня – культурный, развлекательный и образовательный центр. Очень многие выставки носят познавательный исторический характер. Вот еще одна очень интересная экспозиция называется «История моды: от авангарда к ГОСТу». Любопытно же узнать, например, из чего раньше шилась спортивная форма и как выглядела. Там представлены аутентичные экспонаты.
Предполагается открытие и других выставок и новых объектов общепита, потому что людей, посещающих ВДНХ, с каждым днем все больше. Причем они с разными вкусами, предпочтениями и финансовыми возможностями, и мы стараемся максимально удовлетворить потребности каждого и по карману, и по вкусу. Тем более что многие приходят с детьми.

Вход на сайт