Информационно-публицистическая газета

Газета «Персона». Архив

14 Ноября 2018
Антон Кульбачевский. Руководитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы
Дата выпуска: 20 Ноября 2017
Антон Кульбачевский. Избранное

Виталий ВИДЯПИН, Руководитель Государственного природоохранного бюджетного учреждения «Мосприрода»

Дата публикации: 20.11.2017
Виталий ВИДЯПИН, Руководитель Государственного природоохранного бюджетного учреждения «Мосприрода»

Родился 19 августа 1965 года. Окончил Институт народного хозяйства имени Г.В. Плеханова, Академию госслужбы при Президенте РФ, Дипломатическую академию МИД России. Имеет Аттестат по антикризисному управлению. К. э. н.

— Виталий Витальевич, сейчас столица хорошеет на глазах: появились новые парки и бульвары, а за какие зеленые территории отвечаете Вы?

— Это порядка 15 тысяч гектар особо охраняемых природных территорий (ООПТ) регионального значения. Причем часть из них находится непосредственно на балансе нашей организации, остальные у наших коллег, партнеров – департамента культуры, ЖКХ и других.

Например, вся парковая территория, а это порядка 600 гектар, музея-заповедника Царицыно, а также объекты культурно-исторического наследия, природные объекты охраны находятся на балансе Департамента культуры Москвы и содержанием их занимаются его сотрудники. У Мосприроды только надзорные функции — мы контролируем, насколько соблюдается природоохранное законодательство. Любой балансодержатель обязан заключить с ГПБУ «Мосприрода» охранное обязательство.

— Что делаете на землях, которые у вас на балансе?

— В ведении Мосприроды широкий круг вопросов: охрана и содержание природных территорий, охрана объектов биологического разнообразия, восстановление и сохранение экосистем, экологическое просвещение. В соответствии с ними выстраивается работа: надзираем за соблюдением природоохранного законодательства, создаем благоприятные условия для пребывания в природных парках москвичей, гостей столицы, — то есть создаем рекреационные кластеры, в том числе с элементами экопросветительской инфраструктуры.

На всех территориях ООПТ осуществлен принцип функционального зонирования и зоны имеют разный режим использования. Существуют заповедные зоны, где запрещена любая хозяйственная деятельность: не только такое вмешательство человека, как розжиг костров и приготовление шашлыка, но и уборка валежа, санитарные рубки — потому что это места обитания редких животных и птиц. Так в Южном округе, в пределах МКАД, в черте города мы до сих пор можем встретить лис, зайцев и даже горностаев.

Понятно, что горожане любят отдыхать в природных парках мегаполиса, а наша задача — распределить там рекреационные нагрузки, развести потоки людей, создать буферные зоны, где жители смогут удобно отдыхать на оборудованных мангалами площадках, заниматься спортом — чтобы они не стремились на заповедные участки и тем самым не наносили ущерб биологическому разнообразию территории.

— При этом в чащу леса ходить можно?

— Ходить можно, это не запрещено. Но нельзя рубить ветки, разжигать костры, оставлять мусор, выгуливать собак. За этим следят государственные инспекторы в области охраны природы.

— А они сами как передвигаются по обширным природным территориям?

— Инспекторы Мосприроды передвигаются либо на электромобилях небольших, которые закупались специально для них, либо на сигвеях. Эти электросамокаты в некоторых странах используют полицейские для езды по городским велосипедным дорожкам. На лесных тропинках, как оказалось, они также очень удобны. Скорость передвижения в разы возрастает и можно оперативно реагировать на полученный сигнал о нарушении природоохранного законодательства, и пресечь незаконную деятельность. Все сотрудники снабжены рациями, и в случае необходимости вызывается инспектор, либо полицейские. А в летние и весенние периоды, когда возрастает рекреационная нагрузка, наши инспекторы патрулируют территории совместно с конной полицией и сотрудниками МЧС.

Есть у Мосприроды и патрульные катера, на которых со стороны воды инспекторы контролируют береговую полосу, чтобы там также не разжигали костры, и не захламляли территории. Весна и лето — для нас самое напряженное время.

— Кто за самим лесом следит? Ему же и санитарная вырубка, и очистка от бурелома нужны?

— В основном эти работы выполняют подрядные организации. С нашей стороны контроль за их исполнением.

— Вандалы сильно достают?

— Чем лучше, ухоженней парки, тем меньше в них вандализма: бытие определяет сознание. Да и инспекторов на территориях стало больше. А в местах наибольшего скопления людей патрулируют усиленные наряды, и из ряда вон вопиющих случаев уже практически нет. Когда видят чистые лавочки и убранные дорожки, то желание намусорить у многих отдыхающих пропадает.

—Ваше мнение — нужно ли убирать листву с газонов? У вас как решен вопрос?

— В заповедных зонах листва не убирается. В лесопарках даже трава окашивается только на расстоянии 3 метров от дорожек и тропинок: для того, чтобы людям было комфортно и безопасно отдыхать. А дальше в глубине природной территории вас ждет только дикая природа.

— А благодарности бывают?

— Мосприрода регулярно получает в свой адрес благодарности. Например, экологические тропы делаем прекрасные и по ним горожанам удобно прогуливаться, даже мамам с колясками и пожилым людям, за что и получаем благодарности.

Сегодня занимаемся не только благоустройством, но и реставрацией. Начинаются работы по восстановлению былой славы Бирюлевского дендропарка. Он был заложен еще в 37-м году при Сталине, как городской питомник с необыкновенной лучевой структурой. А люди, когда гуляли в парке, даже не подозревали, что это городской питомник древесных растений. Он был так выстроен, что можно одновременно и отдыхать в нем, и поставлять из него посадочный материал для Москвы.

В этом году там начинаются реставрационные работы для приспособления дендропарка к современным условиям, и будет полностью восстановлен его функционал.

В настоящее время Бирюлевский дендропарк занимает второе место по количеству редких растений после Главного ботанического сада им. Н.В. Цицина Российской академии наук. На сегодняшний день дендрологическая коллекция насчитывает — 205 видов растений.

В парке прекрасно представлены растения, родина которых Дальний Восток и Северная Америка. Они в Москве акклиматизировались, прижились и прекрасно себя чувствуют: и амурский бархат, и маньчжурский орех. Растения не только выжили, а их посадки превратились в роскошные аллеи. Наша задача — возродить дендропарк в первозданном виде. Из редких растений в нем будут восстановлены площадки со следующими видами древесных растений: гинкго двулопастным, церападусом Мичурина, кленом Траутфеттера, липой Ледебура и др. Мы будем и деревья высаживать, и убирать самосев сорных растений.

— Но как питомник он уже не будет работать?

— Это наша основная цель: возобновить этот городской питомник с возможностью отдыха для москвичей. Также есть идея использовать питомник для разведения красного дуба — впоследствии он может стать одним из видов, которые высаживаются в городских скверах и бульварах.

— А что с животными? Птиц, лис каждый год считаете?

— Обязательно, ведем учет всех видов животных, которые живут на территории природных парков столицы.

Есть, так называемый, маршрутный учет. Зимние маршрутные учеты представляют собой исследование следов млекопитающих и промысловых птиц. Специалисты Мосприроды прокладывают маршруты около предполагаемых звериных троп и изучают оставшиеся на снегу следы пребывания и передвижения животных. Обработка полученной информации проводится с использованием специальных формул и расчетных коэффициентов.

— Мне кажется, Антон Олегович — самый большой фанат экологии в Москве. Возможно, это оказывает какое-то влияние и на работу с подчиненными.

— Он заряжает нас своим энтузиазмом, активностью, и это сподвигает нас вместо того, чтобы в выходные, образно говоря, лежать на диване, выезжать на природные территории и проводить всевозможные экологические акции. Каждые выходные обязательно какую-нибудь нашу территорию посещаю, либо с целью рабочего объезда, либо для прогулок с ребенком.

— Предупреждаете сотрудников, что приедете или инкогнито?

— Если объезд, конечно, предупреждаю, чтобы коллеги были на местах, знали, какие вопросы будут обсуждаться и были готовы ответить. А бывает, и просто так заезжаю.

— Насколько сейчас парки доступны для инвалидов?

— В общем, доступны, но не везде в идеале, хотя все новые проекты, которые мы реализуем, обязательно учитывают потребности людей с ограниченными возможностями. А если старая территория, то модернизируем. Вот сейчас планируем в дендропарке устанавливать таблички на деревья со шрифтом Брайля, чтобы слабовидящие могли и тактильно получать информацию. Есть понятие «контактный зоопарк», а это будет контактный дендропарк.

От многих деревьев, в том числе от Амурского бархата, у которого кора бархатистая на ощупь, очень много новых тактильных ощущений можно получить. Соответственно, у нас предусмотрены и площадки, куда колясочники могут подъехать, чтобы и они не были оторваны от природы.

Вход на сайт